Судебная практика по конфликту интересов

Судебная коллегия по гражданским делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции оставила кассационную жалобу гражданского служащего без удовлетворения.

На государственного служащего (далее - Г.) возложена обязанность по организации работы по предоставлению сотрудниками и федеральными государственными служащими сведений о доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, проведению анализа указанных сведений, инициированию проведения проверок их достоверности и полноты. Исполняя должностные обязанности,  ею были приняты от бывшего супруга и действующего сотрудника этого же государственного органа (далее – Б.), сведения о его доходах и доходах их общей несовершеннолетней дочери.

Брак между Г. и Б., зарегистрированный в 1999 году, расторгнут в 2016 году. При принятии от бывшего супруга сведений о доходах Г. не направила работодателю письменное уведомление о возможности возникновения у нее личной заинтересованности, которая приводит или может привести к конфликту интересов.

По данным фактам в отношении Г. государственным органом назначена проверка соблюдения ограничений и запретов, требований о предотвращении или урегулировании конфликта интересов, исполнения обязанностей, установленных Законом о противодействии коррупции и другими федеральными законами. По результатам данной проверки государственным органом сделан вывод о виновности Г. в несоблюдении требований о предотвращении и урегулировании конфликта интересов.

Разрешая спор и признавая незаконным приказ о привлечении Г. к дисциплинарной ответственности, суд первой инстанции исходил из того, что государственным органом был нарушен срок проведения проверки в отношении Г. и нарушен срок применения к ней дисциплинарного взыскания, а также полагал, что у Г. отсутствует конфликт интересов с бывшим супругом Б.

Суд апелляционной инстанции с такими выводами суда первой инстанции не согласился. Факт принятия Г. представленных Б. сведений о доходах свидетельствует об осуществлении ею в отношении него кадровых полномочий. Наличие в их общей собственности недвижимого имущества и воспитание несовершеннолетнего ребенка подтверждает возможную личную заинтересованность Г. в сокрытии допущенных Б. нарушений законодательства о противодействии коррупции.

Суд кассационной инстанции соответствующие выводы суда апелляционной инстанции считает правильными. Все обстоятельства, на которые ссылалась истица в обоснование своих требований, получили соответствующую правовую оценку суда апелляционной инстанции исходя из положений подлежащего применению к отношениям сторон законодательства.

(По материалам Определения 3-го КСОЮ от 15.09.2021 № 88-12112/2021)